esher

О крайних и средних позициях.

Во время флейма, или даже серьезной публицистической дискуссии, люди любят сопоставлять крайние позиции с умеренными, забывая (или как бы забывая) о том, что есть еще другая крайность. Или вспоминают, но умеренную позицию приравнивают к крайней, . противопоставляя другой крайности, которую защищают.

Скажем, стоит заговорить о том, что жесткое соблюдение принципа "школа должна научить всех" вредит образовательному процессу, и школа, даже общеобразовательная, должна иметь право и возможность отчислять - как сразу вспоминают "закон о кухаркиных детях", сословные преграды, иные даже угрожают, что те, кого я хочу (условно, я, - потому что лично я не веду больше уроки в школе) из школы выгнать раньше 9 класса, потом станут угнетенным классом морлоков и захотят развесить таких выпендрежных интеллектуалов, как я, на фонарях.

На эту тему мне вспомнилась заметка, что я недавно читал в ВК, про аборты. На всякий случай - автор не я, и это шутка. Но в шутке есть доля... разумного.
Collapse )
esher

(no subject)

Неожиданно обнаружить себя забанненым юзером, которому я никогда ничего не писал.
esher

Повлиявшие книги?

По мотивам вот этого поста, вопроса в нем, и обсуждений в комментариях:
https://bohemicus.livejournal.com/139682.html

Не понимаю, как можно вообще выделить наиболее повлиявшие на меня книги. Как сравнивать влияние?
Эксперимент поставить невозможно (как бы сильно я изменился, если бы эту книгу не читал), делать заключения задним числом - после прочтения книги я сильно изменился - чаще всего необоснованно, "после - не значит вследствие". Да и как можно самому себя оценить, сильно ли изменился? В исключительных случаях, конечно, можно... Но мне кажется, что таких исключительных случаев должно быть - ну у одного на сотню, и только 1-2 книги..

Подозреваю, что многие называют просто то, что им сейчас больше нравится.
Или то, над чем больше всего думали. Или то, что больше всего понравилось в момент прочтения.

С большой-большой натяжкой, именно в смысле "что изменило меня", могу назвать только Фейнмана, "Вы, конечно, шутите,...". После нее я понял, что мое восприятие многих вещей оправдано и имеет право на жизнь. У меня было несколько ключевых жизненных ситуаций, в которых, как мне теперь видится, я бы принял другое решение (и это изменило бы очень многое в моей дальнейшей жизни), если бы не читал этой книги и не имел той уверенности в своих ощущениях и мыслях.
Но, нельзя исключать, что это только кажется, и может быть я все равно поступил бы так, как поступил, разве что степень уверенности в принятых решениях была бы меньше.

Много книг мне очень нравятся, не меньше десятка могу назвать только тех, что постоянно с удовольствием перечитываю с любого места - но изменили ли они меня? Кто знает...

Да и если б можно было сравнивать - как выделить всего пять?
esher

Как запустить виндовый exe под линуксом, чтобы он видел USB устройство?

Сабж, собсно.
Точнее, вопрос в том, как узнать, как это сделать, с наименьшими усилиями. Пока что я в себя верю и думаю, что за несколько дней изысканий я смогу решить этот вопрос, но тратить на это несколько рабочих дней чистого времени у меня совершенно нет возможности.

Прошу помощи зала - хотя бы намеки, в какую сторону искать. А может быть где-то есть нормальный обзор разных существующих способов запустить виндовую программу на хосте с линуксом.

С нынешней деградацией поисковых систем задавать такой вопрос в гугл (или яндекс) совершенно бесполезно (я пробовал).

До сих пор я всегда пользовался wine. Но внезапно оказалось, что wine не поддерживает USB.
(Некоторые устройства можно использовать, но для каждого отдельного устройства это отдельная задача - и хорошо, если для нужного мне у-ва она уже кем-то решена. )

Я попробовал qemu. Может быть я отупел с годами, но у меня вовсе не получилось за пару часов запустить в qemu нужную мне программу (в то время как wine это смог - только программа не увидела нужное мне и ей устройство).

Знаю, что есть еще Oracle Virtual Box. Еще есть docker. Еще есть в принципе путь "выделить раздел на диске, поставить туда честную винду прямо на железо и там и запустить". Тоже вариант, в общем-то, и пока что даже лидирует по соотношению ожидание затрат времени и сил / вероятность успеха.

Upd.
Вопрос решен VirtualBox.
Правда, пришлось запускать его под рутом, чтобы он сам уже увидел usb устройство, но это проблема этажом ниже, и уже с ней я понимаю, куда копать.
esher

Сетка Рабица

СЯУ, что сетка Рабица - как кубик Рубика. Карл Рабиц - немецкий изобретатель, так что никаких «обтянул рабицей» быть не может.
esher

ID

Ну о каком Intelligent Design можно говорить, когда у человека всего одна пара рук?
esher

Биологическое и экзистенциальное

Ivanov-petrov:
Очень поэтично:

"80 тысяч видов. 80 тысяч разных обликов... Всех млекопитающих - 5500 видов. На Земле живут долгоносики. Думаю, это может примирить с реальностью. Если кто будет искать смысл жизни - отыщите сначала, зачем и отчего существуют долгоносики. Это существенно облегчит дальнейшие рассуждения.

Живут очень многие на листьях, а это же целый мир. мир листьев для фауны - огромный насос, пустота, куда обрушиваются все новые виды. Большой мир некогда обогатился миром листвы, это великое множество потенциальных экологических ниш, и множество эволюционных путей направилось в этот мир, и заселение его до сих пор не окончилось. Мир, в отличие от мира поверхности, трехмерный, а главное - скользкий. Для насекомых листва - мир скользких поверхностей, а так как мир огромен, упасть - пропасть, обратно уже не вернешься никогда. С другой стороны, еды очень много, для листогрызов еда просто под ногами, они ходят по съедобной поверхности, так что все заботы вдруг изменяются изобилием: листогрызы живут в мире, где еда - столь же доступна, как воздух. Хватит на всех, даром. И в этом съедобном скользком мире совсем другие ограничители - хищники и паразиты, ориентация в сложнейшем трехмерном пространстве, нашинкованном на пачки, с которых друг на друга не очень-то и переберешься, все эти черешки, мостики, снова скользкие поверхности. И по этой скользкой еде ходят хоботяры.
...
"
esher

Русские литераторы, родившиеся в 19 веке.

Любопытная картина складывается, если посмотреть на года рождения русских писателей (и поэтов), среди родившихся в 19 веке, ставших знаменитыми.
Понятно, что планку величины можно поставить по-разному, и оценка величины для близких фигур субъективны, но, по-видимому, если не увеличивать число имен в несколько раз, то принципиально картина не изменится.

Collapse )